Machon Hasharon - Russian

Вторник, 23 Август 2016 00:00

Суррогатная терапия

Автор 

Интервью с редактором журнала 

Marie Clair Russia

Юлией Сониной

(первичный вариант интервью)

. Ю. Добрый день! Меня зовут Юлия Сонина. Я редактор журнала

 

 Мы сейчас делаем материал о терапии с суррогатным партнером, и хотели Вас попросить выступить в качестве эксперта - рассказать, что это за метод, когда возник, кем практикуется, какие-то случаи из практики

Я психиатр и психотерапевт. Моей страстью всегда являлись клиническая работа, психотерапия. Всю свою сознательную жизнь я пытаюсь лучше понять себя, других людей, общество. Подробнее о себе я написал в интервью на Сайте rabota_psy

http://markroitman.livejournal.com/139209.html

В процессе психотерапии невозможно избежать обсуждения сексуальности и сексуальных проблем пациентов. Несмотря на то, что я прошел курсы по разным аспектам сексологии и сексуальности, во время учебы в Институте психотерапии Тель Авивского университета, я чувствовал, что знаний и навыков работы в этой области мне не хватает. Вначале 90-х я с интересом смотрел передачи Елены Ханги – "Про это", и Боба Берковича на канале CNBC. В своих передачах он интервьюировал лучших специалистов Америки в области сексологии. В том числе, он неоднократно интервьюировал красавицу-сексолога Барбару Кисслинг Ph.D., которая без стеснения рассказывала о своей работе суррогатным партнером в молодости. Она написала несколько книг на эту тему. Во время очередного "налета" на Barns&Noble на 5-ой авеню, я купил эти книги, и многие другие по сексологии и сексуальной терапии.

Как раз тогда, я получил приглашение на семинар по Суррогатной терапии в Тель Авиве. Это оказалась новая клиника, созданная вернувшейся из США сексологом, в партнерстве с другим психологом. Мне тут же предложили стать партнером в этой клинике. Партнером я быть не хотел, т.к. у меня была своя многопрофильная клиника в Кфар Сабе, но я согласился с ними сотрудничать. Я проработал с ними несколько лет, пока партнерство между сексологом и психологом не распалось. Так из одной клиники суррогатной терапии, стало три клиники. Всего я проработал в этой области более пятнадцати лет.

Ю. Расскажите о Суррогатной терапии. Кто ее основатель? При каких нарушениях применяется? Как она происходит?

Пионерами исследования сексуальности в США были Вильям Мастерс и Вирджиния Джонсон. Их исследования в конце 60-ых, начале 70-ых вызвали бурю эмоций в пуританской Америке. Их публикации совпали по времени и, очевидно, повлияли на то, что в последствие назвали Сексуальной революцией.

Ю. Оказывается, не только в Советском Союзе все, что касается секса, было табу.

М. Совершенно верно. Если мои понятия о сексе в детстве и юности, формировались из сексуальных анекдотов, мальчишеских фантазий во дворах и пионерских лагерях и, в лучшем случае, из французских и итальянских фильмов, что-то похожее происходило и в США и в Европе.

Знаменитый доклад Кинси показал, что расстройства сексуальной функции широко распространены среди населения. Мастерс и Джонсон поняли, что стыд, страх и тревогу сопровождающие сексуальную жизнь не излечить одной только информацией и пониманием.

Они разработали техники лечения различных нарушений, основанные на принципах поведенческой терапии. Пары должны были выполнять домашние задания, которые им задает терапевт.

Оказалось также, что многие из страдающих сексуальными расстройствами, именно из-за этих расстройств, не имеют партнеров, с которыми они могли бы выполнять домашние задания. Мастерс и Джонсон использовали для лечения таких пациентов суррогатных партнеров.

Ю. Кто же это – суррогатные партнеры, как отбираются, какое образование получают, как протекает процесс суррогатной терапии.

Суррогатная терапия прошла длинный путь с начала 70-ых и до наших дней. Очевидно, существуют различные варианты и разные техники в клиниках США, Европы, Израиля. Могу рассказать о структуре и технике лечения в моей клинике.

Суррогатная терапия основана на триаде – терапевт – пациент – суррогатный партнер.

Терапевт, встречается раз в неделю, отдельно с пациентом и суррогатным партнером – на час с каждым. Оба рассказывают терапевту о предыдущей встрече между ними, и получают точные инструкции к следующей встрече, тоже раз в неделю. Кроме того, обсуждаются трудности, проблемы, как в выполнении "домашнего задания", так и в любой области жизни. Используются элементы различных направлений психотерапии, в том числе, эриксоновского гипноза.

Важным элементом терапевтического часа является информация о различных аспектах сексуальности. Если в начале пути, я пользовался своими способностями в рисовании, для объяснения строения половых органов, упражнений, которые пациент и суррогатный партнер должны выполнить, сексуальных позиций, то позже я открыл для себя наличие учебных дисков, выпущенных в США, Англии, Голландии. Я пользуюсь элементами из этих дисков, для расширения знаний в сфере сексуальности, как пациента, так и суррогатного партнера.

Незаметно для себя, как пациент, так и суррогатный партнер проходят процесс постепенной десенситизации (термин из когнитивно- поведенческой терапии). Стыд, страх, тревога, вокруг сексуальной деятельности, постепенно ослабевают и пропадают вообще. Оба научаются не стесняться своего тела, овладевают техникой эротического массажа, научаются свободно обсуждать все, касающееся сексуальности.

Ю. Как практически протекает процесс суррогатной терапии?

М. Первая встреча происходит обычно, на нейтральной территории – в музее, в кафе, или на приморской набережной. Беседуя на отвлеченные темы, партнеры знакомятся, устанавливается первичный контакт. Следующие встречи происходят в клинике, или в гостинице.

Еще в 70-е годы, Элен Каплан, известная американская психоаналитик и сексолог, выработала систему эротического массажа, который назван ей Сенсейт фокус –SensateFocus.Для каждого пациента подбирается нужный ритм и вариации этой техники. В продвинутых стадиях терапии, пациент и суррогатный партнер изучают анатомию половых органов друг друга, способы стимуляции, приятные для каждого из них. Последние несколько встреч посвящены полному половому контакту, тренировке различных сексуальных позиций. Достигается главная цель суррогатной терапии – полное восстановление сексуальной функции пациента.

Излишне упоминать, что половые контакты происходят только с использованием презервативов, кстати, тоже немаловажный навык для многих пациентов.

Как пациент, так и суррогатный партнер перед началом лечения проходят медицинское обследование для исключения венерических и других заразных заболеваний.

Важный момент: пациент не знает настоящего имени и телефона суррогатного партнера. Они не контачат в социальных сетях. Сама встреча между ними происходит в клинике, или в гостинице и продолжается ровно два часа. Все финансовые трансакции, назначения встреч, происходит через терапевта.

После успешного завершения курса терапии с суррогатным партнером, терапевт продолжает встречи с пациентом, обсуждает с ним его попытки ухаживания и близости с партнерами, с которыми он налаживает связь в реальной жизни.

Ю. Кто работает суррогатными партнерами? Как вы их отбираете? Какое образование они получают?

М. Это, пожалуй, самый сложный вопрос в клинике, занимающейся суррогатной терапией. Для суррогатной терапии подходят женщины в возрасте 25-40 лет. Образование может быть самым разным, высшим или средне специальным в любой области – педагогия, спорт, физиотерапия, медицина и т.д., студентки в этих областях.

Все кандидаты проходят двухчасовое интервью. Проверяется их психическое здоровье, межличностные отношения, стабильность характера, трудовая история, пунктуальность. Выясняется мотивация готовности работы в этой области, отношение к сексу, способность доставлять и получать сексуальное удовольствие, а также способность и желание работать ассистентом специалиста в лечебной профессии. Исключается криминальное прошлое. Не подходят для работы, также бывшие работницы сексуального бизнеса.

Ю. Почему работницы сексуального бизнеса не подходят для работы суррогатным партнером?

М. Нет ничего общего между проституцией и работой суррогатного партнера. Легче научить женщину без особого опыта, чем переучить проститутку. Отношение к партнеру совсем другое. Я, конечно, не знаю всех работниц сексуального бизнеса, но те, которые обращались - явно не подходили.

Следующим этапом, после тщательного отбора является 20-ти часовой курс базовой психологии и сексологии. Курс так же позволяет лучше узнать кандидатов. Иногда, и во время курса происходит отсев.

Ю. Какой профиль ваших пациентов? Кто обращается в клинику суррогатной терапии? Кого больше среди пациентов – мужчин или женщин?

М. Подавляющее большинство пациентов – мужчины. Женщины обращаются очень редко. Главным образом, обращаются молодые мужчины возраста 22-40-ка лет. Большинство - нормально выглядят, с хорошим образованием, работают на серьезных должностях. Это могут быть инженеры, адвокаты, врачи, студенты, молодые офицеры. Главная их трудность – это способность завязать интимные отношения с женщиной. Некоторые тяжело пережили отказ девушки, другие напуганы возможным отказом. Бывают случаи неудачного первого секса.

Ю. Как Вы объясняете это явление – здоровые, интеллигентные молодые люди, затрудняются найти себе девушку?

М. Мы живем в конкурентном обществе. Именно успешные молодые мужчины, чувствуют, что они должны быть первыми во всем, включая секс. Я могу услышать от 22-х летнего парня, что его "поезд давно ушел", или "она поймет, что я не Дон Жуан" Подразумевается отсутствие богатого сексуального опыта и это-то, в 20- 25 лет. Некоторые уверенны, что эрекция у них должна быть, как только они увидят девушку, и уж, по крайней мере, когда до нее дотронутся. Если это не происходит, то это признак того, что у них тяжелая проблема.

Бывали случаи, когда я в шутку объяснял молодому атлету, недавно завершившему тяжелую службу в боевых частях, что подход к девушке – это не штурм вражеского укрепления, и не марш-бросок на сто километров.

Бывает, что неуверенность в себе вызвана низкой самооценкой, чувством неполноценности.

Например, 25-летний студент, красавец – голубоглазый блондин. Еще до того, как он сел в кресло, он выпалил, что ему нечего предложить. Я, естественно, ничего не понял. Когда я его усадил и успокоил, он мне объяснил, что у него такой маленький член, что нет никаких шансов, что какая-то женщина его захочет. Я, уже привыкший к таким жалобам, начал беседовать с ним. Выяснилось, что весь подростковый возраст его отец тяжело болел, а потом умер. Мать – сварливая женщина, критикующая его за каждую мелочь. Не удивительно, что парень вырос не уверенным в себе, не способным оценить свою привлекательность. Ко всему этому, как студент, он подрабатывал в Секс-шопе. Там на полках выставлены гигантские резиновые дилдо, вибраторы на батарейках, трехчасовые диски непрерывного секса с отборными разноцветными членами на переднем плане. Естественно, все это углубляло чувство неполноценности у неуверенного в себе мальчика.

В основном, клиентами Секс-шопа являются мужчины, но иногда заходят и уверенные в себе, ассертивные женщины. Увидав такого красавца, они с ним заигрывали, нередко протягивали ему записки с номером своего телефона. Это вызывало у парня приступы тревоги. Естественно, что он никогда этими телефонами не воспользовался.

На всякий случай, я его отправил на консультацию к урологу. Уролог мне письменно ответил, что у парня член нормальных размеров. Три месяца работы с опытной, спокойной суррогатной партнершей, выработали у парня уверенность в себе, и он мне рассказывал через несколько месяцев, что он компенсирует себя за все утраченные годы, и уже имел секс чуть ли не с половиной студенток художественного училища.

Если уж говорим о размерах члена, не могу не процитировать высказывание одного особо одаренного молодого работника высоких технологий. Он сформулировал это так: "Я знаю, что у меня большой член, но я чувствую его маленьким!" Я думаю, что три четверти пациентов суррогатной клиники отвечают этому определению.

Другая категория пациентов – это старые девственники и девственницы. Причины сексуальных расстройств у них другие, порой более серьезные.

Пятидесятилетний математик, в молодости, сразу после окончания университета был несколько раз госпитализирован в состоянии психоза. Диагноз при выписке – Шизофрения. Он никогда не работал по специальности, редко выходил из дому. Находился на лечении в психиатрической поликлинике у моего коллеги. Получал различные антипсихотики. Уроженец Китая из русскоязычной семьи, он всю жизнь прожил в Израиле, но неплохо говорил по-русски. Он был подозрителен и немного агрессивен. Он мне сразу заявил, что, чтобы лечиться у меня, надо быть "новым русским". Мне стало смешно, но я подумал, что с ним не стоит шутить, и всё-таки у меня вырвалось слово "или". Он меня опередил, и сказал: "Или старым китайцем!" Это разрядило атмосферу, и мы начали работу. Я видел, что он в неплохом психическом состоянии, и по разным признакам предположил, что диагноз тридцатилетней давности, возможно, был неправильным. Обсудив ситуацию с моим коллегой, я решил постепенно уменьшить дозы антипсихотических препаратов.

Мужчина ожил, оказался остроумным, начитанным, но казался мне пришельцем из другой эпохи. Он цитировал Пушкина и старые Советские лозунги. Своей суррогатной партнерше он приносил цветы или конфеты, что вовсе не принято в Израиле. Она не могла на него нахвалиться.

Когда процесс дошел до полных половых актов, она мне говорила, что такого мужчины у нее еще в жизни не было. Он быстро освоил все сексуальные позиции, и даже совершил половой акт стоя, что не входило в "обязательную программу".

Параллельно, он впервые устроился на работу по специальности. Я был чрезвычайно рад его успехам, и уже подумывал о следующем этапе – ухаживании и поиске постоянного партнера. Но тут он мне заявил: "Спасибо, что ты меня научил сексу. Все женщины одинаковые! Они все хотят одного и того же – овладеть моими сбережениями, и недвижимостью, и бросить меня. Я уже нашел заведение, где за меньшие деньги, чем я плачу тебе, я могу каждый день быть с другой женщиной!" Этими словами он закончил контакт со мной. Несмотря на это, я считаю этот случай очень успешным. В 50 лет мужчина обнаружил в себе недюжинный сексуальный потенциал, перестал принимать антипсихотические лекарства без рецидива, впервые нашел работу по специальности в фирме высоких технологий.

Нельзя не привести пример 50-ти летней женщины-бухгалтера. Она совсем неплохо начала свою жизнь. Она мне показывала свои фотографии симпатичной девушки в форме ВВС. Очевидно, уже тогда были все проявления тяжелого нарушения личности. У нее никогда не было молодого человека, и ни одной подруги. Она оскорбляла каждого, кто пытался к ней приблизиться. В процессе лечения у меня, не раз случалось, что она умышленно наступала на ноги пассажирам в автобусе, под предлогом давки, или за то, что ей показалось, что ее толкнули. В конце концов, в автобусе начинался скандал. Водитель останавливал автобус и просил ее выйти, иначе он не готов был продолжать поездку. Еще она покупала одежду в престижных магазинах, и на следующий день приносила ее обратно, и требовала вернуть ей деньги. В ее городе ее уже знали, и не готовы были ей ничего продать. За время курса лечения она успела перессориться со всеми магазинами в городе, где расположена клиника.

К тому же, она страдала вагинизмом, и не была в состоянии вставить во влагалище не только тампон, но и аппликатор с ваткой. Трудно перечислить все провокации, и истерики, которые она устраивала мне и суррогатному партнеру. Видно и ей повезло попасть в "хорошие руки". Ее суррогатный партнер был спокойным мужчиной, понимающим и не переживающим из-за ее приступов ненависти. Ее лечение продолжалось дольше обычного – около полутора лет. Конечно, это была не только сексуальная терапия, но и интенсивная психотерапия. К концу лечения, она не только совершала безболезненные половые акты с суррогатным партнером, но и стала намного спокойнее, меньше ссорилась на работе, стала чаще улыбаться, даже заигрывала со мной.

Оба этих случая могли бы стать главами в книге "Драматическая медицина". Была книга с таким названием, в книжном шкафу моих родителей. Видно, растрогался, раз пришли такие воспоминания.

Была еще одна интересная, очень интеллигентная 40-летняя девушка. Она заведовала большим отделом в фирме, где работали в основном, женщины. Она знала все о сексе, выдавала себя за либеральную, с большим сексуальным опытом, женщину. Она раздавала всем сотрудницам советы для улучшения секса, поведения с мужьями и партнерами. Никто не знал, что у нее никогда не было сексуальной близости с мужчиной. К сожалению, она прекратила лечение, еще до первой встречи с суррогатным партнером. Неожиданно тяжелый случай сексуальной фобии. Нет сомнения, что удержись она еще немного на лечении, ей точно можно было бы помочь. Так человек сам строит свою судьбу.

Ю. Вы сказали, что женщины обращаются гораздо реже мужчин. В чем причина?

М.Женщины обращаются реже по разным причинам. Очевидно, легче скрыть проблему, легче избегать секса. Главная проблема - Вагинизм - встречается редко. Боли во время секса бывают разной степени тяжести. Некоторые женщины предпочитают терпеть, другие - избегают секса. Отсутствие оргазма во время полового акта, многие женщины скрывают.

У мужчин - проблемы эрекции или преждевременного семяизвержения в отношениях скрыть труднее. Поэтому, обращаются чаще.

Еще одна небольшая, но интересная группа пациентов – гомосексуалы, которые не заинтересованы менять свою ориентацию, но желают научиться сексу с женщиной, для того, чтобы создать видимость нормальной семьи, иметь детей и, скрытно продолжать гомосексуальные связи. Вспоминается исключительно вежливый, говорящий тихим, приятным голосом, адвокат. Никому, общающемуся с ним, не пришло бы в голову, что его сексуальные фантазии и практика – грубый, садистский секс с мужчинами, в котором он жестоко доминирует над своими партнерами. Он отлично владел собой, научился не без удовольствия вступать в обычный половой контакт с женщиной, женился. Что происходило в его фантазиях во время секса с женщиной, и его дальнейшая судьба мне неизвестно.

Это основные категории, но проблемы с сексом могут быть у разных людей. Обращаются инвалиды после аварий, других травм. Люди с различными физическими или душевными проблемами.

За пятнадцать лет практики суррогатной терапии я работал примерно с двадцатью суррогатными партнерами. Лечил за это время около сотни пациентов. Лечение исключительно эффективно. Успех – процентов 85-90, даже если включить в неудачные случаи тех, кто прекратил лечение после первых несколько встреч.

Ю. Как относится общественность к суррогатной терапии?

М. Первые лет десять-пятнадцать, освещение темы в прессе было очень оживленным. Считалось хорошим тоном приглашать нас на ТВ или интервьюировать в газетах и журналах. Отношение было положительным. Поэтому, было легче найти качественных суррогатных партнеров, и потенциальные пациенты с большей легкостью обращались за помощью. Со временем, пресса исчерпала свой интерес. Тема уже не такая сенсационная, как в начале, и для прессы потеряла свою "сексапильность". В результате - гораздо меньше новых обращений пациентов, а также меньше женщин, серьезно интересующихся работой суррогатными партнерами.

Ю. До нас дошли слухи, что израильская армия оплачивает суррогатную терапию инвалидам.

М. Я лично не работаю с Отделом реабилитации министерства обороны. Думаю, что есть клиника, у которой контракт с Отделом реабилитации. В этом нет ничего удивительного. В Израиле обязательная военная служба. 18-ти летние мальчики и девочки уходят в армию, и служат по два-три-четыре года. К сожалению, некоторые получают ранения различной степени тяжести. Государство отвечает за их лечение в гражданских больницах. Некоторым после лечения приходится проходить длительную реабилитацию – ортопедическую, неврологическую, когнитивную. Очевидно, существуют критерии, по которым принимается решение о сексуальной реабилитации. Поскольку я этим не занимаюсь, я не знаю подробностей в этой области.  



Д-р Марк Ройтман

Психиатр, психотерапевт,

сексопатолог, гипнотерапевт

Вы здесь: Home К списку мыслей Суррогатная терапия